Category: россия

Smiley

Москва. Петровский Замок (Путевой Дворец)

Оригинал взят у dimon_porter в Москва. Петровский Замок (Путевой Дворец)


Вот, окружен своей дубравой, Петровский замок. Мрачно он
Недавнею гордится славой. Напрасно ждал Наполеон,
Последним счастьем упоенный,Москвы коленопреклоненной
С ключами старого Кремля: Нет, не пошла Москва моя
К нему с повинной головою.Не праздник, не приемный дар,
Она готовила пожар Нетерпеливому герою.
Отселе, в думу погружен, Глядел на грозный пламень он.
А. С. Пушкин, «Евгений Онегин»

На продолжении Тверской, бывшем Петербургском тракте и стоит этот самый Петровский замок, где в сентябре 1812 года Наполеон ждал делегацию русских "с ключами старого Кремля". Построен он был для Екатерины II на подъездах к первопрестольной, чтобы было где отдохнуть после утомительного путешествия.


Collapse )


Smiley

ПРОЕКТ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ЗВОННИЦЫ КОЛОКОЛЬНИ ИВАНА ВЕЛИКОГО В КРЕМЛЕ

Сегодня, друзья, у нас публикация поистине уникального материала. В свое время в сообществе был введен тэг "утраченное" - им помечаются материалы о тех зданиях, которые по тем или иным причинам не дошли до нас. Но в данном случае мне удалось раскопать сведения об интереснейшем проекте, который вообще не был реализован. Причем это было не какое-то безвестное здание, а один из самых известных памятников Москвы и России.

После пожара в сентябре 1812 года колокольня Ивана Великого в Кремле уцелела, но месяцем спустя ее взорвали отступавшие из Москвы французы. Сам столп устоял, хотя и был сильно поврежден, а вот звонница и Филаретова пристройка, возведенная в 1624-м году Баженом Огурцовым, были разрушены до основания. Сразу после освобождения Москвы началось восстановление разрушенного памятника, которое было поручено Экспедиции Кремлевского строения - архитектурной организации, созданной В. И. Баженовым для возведения Большого Кремлевского дворца, а после отмены его строительства ведавшей всеми работами в Кремле. В роли заказчика выступал московский митрополит Августин.

Задача облегчалась тем, что колокольню несколько раз обмеряли - в середине XVIII века под руководством архитектора Ухтомского в связи с ремонтом Ивана Великого, а также в 1807 году, когда московский губернский архитектор Селехов составил "опись с фасадом". В последнем случае работы велись Кремлевской Экспедицией под председательством коллежского советника Еготова. Он-то и стал в 1813 году автором проекта восстановление разрушенной звонницы. Согласно этому проекту, Ивана Великого предлагалось восстановить в точном соответствии с историческим обликом разрушенного сооружения, хотя и с некоторыми небольшими изменениями. Замысел Еготова носил ярко выраженный реставрационный характер.

Одновременно с проектом Еготова свой вариант восстановления звонницы выполнил Алексей Никитич Бакарев. Предложенная им трактовка архитектурного решения выглядела совершенно неожиданно: новый Иван Великий не только не имел ничего общего с утраченной постройкой, но и вообще отходил от следования древнерусским традициям, ориентируясь на образцы средневекового зодчества Западной Европы. По замыслу архитектора, облик звонницы должен был стать своего рода "архитектурным трофеем", увековечившим победу русского оружия. При этом проект был предельно эклектичным - приемы европейской готики (окна-"розы", стрельчатые арки) сочетались с классическими (треугольные фронтоны, дорические колоннады) и древнерусскими элементами (луковичная главка завершения). Стремясь усилить триумфальный характер сооружения, Бакарев ввел в композицию фасада герб Российской Империи со знаменами в окружении трубящих "Слав", многословные рельефы, воспевающие победу русских войск, круглую скульптуру.



Проекты Еготова и Бакарева были представлены в Синод, но не были утверждены. По высочайшему повелению исправление Ивана Великого поручили петербургскому архитектору, выходцу из Швейцарии Луиджи Руска. Он составил проект, который в целом был близок проекту Еготова - Руска также предлагал восстановить звонницу максимально близко к оригиналу. Однако, сами реставрационные работы по большей части выполнялись под руководством И. Д. Жилярди, так как Луиджи Руска был "занят довольно работами по Петербургу". А Алексею Никитичу Бакареву несколько лет спустя все же удалось применить на практике свою тягу к готическому стилю - в 1817 году он руководил завершением строительства Екатерининской церкви Вознесенского монастыря в Кремле.

По материалам журнала "Архитектура и строительство Москвы", №9/1989.
Smiley

СОКОЛЬНИЧЕСКАЯ ПОЛИЦЕЙСКАЯ ЧАСТЬ НА РУСАКОВСКОЙ УЛИЦЕ

Максимилиан Вильгельм Эдуард Геппенер родился в 1848 году в Германии. В 1865—69 г.г. учился на строительном отделении Политехникума в Карлсруэ. В 1870 г. участвовал в строительстве музея и библиотеки в Бадене, а после окончания строительства переехал в Россию, в Москву. Годом спустя Максим Карлович, как назвали его у нас, получил от Императорской академии художеств звание "неклассного художника архитектуры". За свою длительную карьеру он построил в Москве множество особняков, доходных домов и общественных зданий. На последнем поприще он преуспел более всего, в 1873—1914 г.г. являясь членом Строительного совета при Московской городской управе, а в 1885—1893 г.г. - главным архитектором коммунальных служб города.



Одним из самых заметных его проектов тех лет было здание Сокольнической полицейской части с пожарной каланчой, возведенное в 1884 году. Это было очень смелое архитектурное решение. За исключением величественного ансамбля Сущевской полицейской части, построенного прославленным русским архитектором Быковским в середине XIX века, здания других Частей, как правило, не представляли с каланчами единого архитектурного решения. Геппенер же стилизовал свою постройку под готический замок, используя как типичные приемы стиля, так и нестандартные решения. Элегантная круглая башня каланчи как бы вырастает из массивного четверика, украшенного декоративной баллюстрадой с готическими башенками по бокам, которые увенчаны бронзовыми пожарными касками, напоминающими рыцарские шлемы. Башня заканчивается фигурным шпилем, на котором вывешивались флаги, сигнализирующие о величине пожара. Композиция в целом получилась, с одной стороны, сдержанной, а с другой - очень выразительной. Традиционный русский промарх конца XIX века обрел в ней более утонченные, романтизированные формы. На мой взгляд, это здание - один из лучших памятников псевдоготики в Москве.



Collapse )

Местонахождение здания.
Smiley

НЕОГОТИЧЕСКАЯ РЕШЕТКА В КРЕМЛЕ

Еще с конца XVIII века в Московском Кремле шли работы, целью которых было придать его архитектурному ансамблю более законченный, "европейский" вид. В рамках этих работ на Соборной площади была воздвигнута чугунная решетка в неоготическом стиле. Точных данных о ее авторе не сохранилось, но в биографии архитектора Павла Алексеевича Иванова, который много работал в Кремле, упоминается, что он "в 1821-1822 г.г. наблюдал за сооружением чугунных решеток между кремлевскими соборами". Учитывая, что к тому моменту в ансамбле Кремля уже было несколько акцентов в готическом стиле - крыльцо Чудова монастыря и красивейшая Екатерининская церковь - выбранная стилистика удачно вписалась в окружающую застройку, а сама решетка как бы "связала" между собой соборы, визуально зафиксировав понятие "площадь". Кроме того, она имела и межевое значение - ограда обозначала границы церковной земли.



Collapse )

В 1846 году, после постройки Константином Тоном Большого Кремлевского дворца, лично осматривавший постройку император Николай I остался недоволен видом, который открывался на дворец с юго-западной стороны. Там на небольшой площади между новым помпезным сооружением и Оружейной палатой стояла древняя церковь Рождества Иоанна Предтечи. Это была самая первая церковь, сооруженная в Москве на Боровицком холме. Каменной она была построена в 1509 году Алевизом Фрязиным, и к середине XIX века сильно обветшала. По приказу Николая I Предтеченский храм был перенесен в Боровицкую башню, а сама церковь была снесена, несмотря на, как говорят сейчас, "протесты общественности". Но в результате выяснилось, что образовавшаяся на ее месте площадь выглядит совсем голо. И тогда от дворца до Оружейной палаты продолжили уже знакомую нам решетку.



Именно этот фрагмент сохранился до наших дней, утратив, разумеется, двуглавых орлов на столбах у ворот, а также очень изящные створы. А решетка вокруг Соборной площади была снесена в начале 30-х годов прошлого века.



Collapse )

Местонахождение объекта.
Smiley

ПСЕВДОГОТИЧЕСКОЕ ЗДАНИЕ В БОЛЬШОМ САВВИНСКОМ ПЕРЕУЛКЕ

Когда по интересующему тебя архитектурному объекту в Сети есть много полезной информации, и ты можешь спокойно, не вставая с кресла, сгенерить качественный пост на радость себе и читателям сообщества - это, конечно, прекрасно. Но бывает и наоборот - у тебя нет ничего, кроме обрывочной информации, из которой, как ни старайся, ничего путного не слепишь. Но в этом случае самое интересное, пожалуй - сам процесс, ведь порой хоть каких-то, пусть малых результатов удается достичь.

Разглядывая фотографии старой Москвы на одном сайте, я наткнулся вот на такой снимок:

Подпись к нему гласила: "Гужевой транспорт Товарищества ситцевой мануфактуры Альберта Гюбнера, в Москве в Саввинском переулке". Справа прекрасно виден угол дома с однозначно узнаваемым псевдоготическим декором. Спустя несколько дней я отправился на разведку. Выяснилось, что искомый дом со старого снимка сохранился, но был сильно перестроен. Тем не менее, сомнений не было - по форме оконного проема и карнизу в его верхней части можно было с точностью утверждать, что это - именно то строение. Но на старом фото дом одноэтажный, по крайней мере, в видимой в кадре части, а современный имеет три этажа. Легче всего было бы предположить надстройку с утратой декоративных элементов в советское время, таких примеров по Москве множество. Но что интересно - во-первых, окна на втором этаже также имеют стильные декоративные наличники, которые вряд ли появились бы в советское время, а во-вторых - вместо угловых башенок со старого фото появились декоративные контрфорсы, что уж вовсе немыслимо для советской архитектуры. С другой стороны - для дореволюционной псевдоготики здание выглядил слишком уж просто и безыскусно, а фасад визуально распадается на несколько "кусков" и выглядит диспропорционально.

Не вполне ясно и его первоначальное назначение: это мог быть как особняк, так и здание, относящееся к мануфактуре Гюбнера (которая до революции занимала весь квартал), скажем, заводоуправление. Итак, в дошедшем до нас виде здание вызывает больше вопросов, чем дает ответов. В теории, конечно, можно попытаться проследить по архивам его судьбу, но сделать это частным порядком почти нереально, да и к чему? Просто запишем в загадки :)



Collapse )

Местонахождение здания.
Smiley

ВАГОННЫЙ САРАЙ МИУССКОГО ТРАМВАЙНОГО ПАРКА

Во второй половине XIX века проблема общественного транспорта в Москве становилась все более острой. В начале 1870-х годов Московская Городская Дума рассмотрела целую серию проектов строительства железно-конных дорог в Москве. 28 апреля 1872 г. были проведены торги, по результатам проведения которых концессия была предоставлена графу А. С. Уварову. Но из-за извечных бюрократических препонов контракт Уварову удалось заключить только в сентябре 1873 г. Строительные работы по возведению Миусского парка конно-железных дорог начались весной 1874 г., подрядчиком выступил московский купец Иван Андреевич Бусурлин.



Так между Лесной улицей и Миусской площадью меньше чем за один год был возведен парк конно-железных дорог, который включил в себя:
вагонный сарай на 100 вагонов;
мастерскую для ремонта вагонов с кузницей;
конюшню на 114 лошадей;
казарму для служащих с магазинами на 1-м этаже:
склады для дров, сена и овса, а также для навоза;
полицейскую будку;
колодец.
Все здания и сооружения были обнесены забором с двумя широкими въездными воротами.
1 сентября в очень торжественной обстановке в присутствии московского генерал-губернатора князя В. А. Долгорукова первый в Москве Миусский трамвайный парк был открыт. В тот же день было открыто движение коночных вагонов по Петровской линии, проходящей от Иверской часовни до Петровского дворца.



Collapse )

Местонахождение здания.
Smiley

ДОХОДНЫЙ ДОМ "МЯСНИЦКОГО КВАРТИРНОГО ТОВАРИЩЕСТВА" В 1-М БАСМАННОМ ПЕРЕУЛКЕ

В начале ХХ века Москва стала застраиваться многоэтажными доходными домами. Тогдашние москвоведы, к слову сказать, были этим крайне недовольны. Они говорили, что тучерезы (такое слово было в ходу тогда, "небоскребы" появилось позднее) застят "милую московскую старину", закрывают собой "золотые церковные маковки", и так далее. Не могу сказать, что славянофилы были кругом неправы - далеко не всегда эти дома были памятниками архитектуры и украшением города. Какие-то здания были более интересны, какие-то менее. То, которое я представляю сегодня, находится, как мне кажется, где-то посередине шкалы. На мой лично вкус, его автор, архитектор Б. М. Великовский, построивший в Москве много доходных домов, плохо учел пространственное расположение дома - в узком переулке все, что выше второго этажа, просто теряется за границей периферийного зрения, и поэтому целостное восприятие сооружения практически отсутствует. Не сказать, что и декор как-то особенно выгодно подчеркивает красоту здания - все художественные приемы довольно стандартные. С другой стороны, неожиданно выигрышно смотрится здание с нескольких дворовых фасадов - в плане оно имеет сложную форму, и со двора, если задрать голову, порой открываются просто удивительные ракурсы (это личное впечатление, на снимках оно передано лишь отчасти). Остается лишь добавить, что этот псевдоготический дом был построен в 1913 году.

Фотографии - уважаемого retromoscow. А здесь вы также можете полюбоваться и на другие доходные дома, которые находятся в этом же переулке, по соседству.



Collapse )

Местонахождение здания