Category: россия

Smiley

Москва. Петровский Замок (Путевой Дворец)

Оригинал взят у dimon_porter в Москва. Петровский Замок (Путевой Дворец)


Вот, окружен своей дубравой, Петровский замок. Мрачно он
Недавнею гордится славой. Напрасно ждал Наполеон,
Последним счастьем упоенный,Москвы коленопреклоненной
С ключами старого Кремля: Нет, не пошла Москва моя
К нему с повинной головою.Не праздник, не приемный дар,
Она готовила пожар Нетерпеливому герою.
Отселе, в думу погружен, Глядел на грозный пламень он.
А. С. Пушкин, «Евгений Онегин»

На продолжении Тверской, бывшем Петербургском тракте и стоит этот самый Петровский замок, где в сентябре 1812 года Наполеон ждал делегацию русских "с ключами старого Кремля". Построен он был для Екатерины II на подъездах к первопрестольной, чтобы было где отдохнуть после утомительного путешествия.


Collapse )


Smiley

ПРОЕКТ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ЗВОННИЦЫ КОЛОКОЛЬНИ ИВАНА ВЕЛИКОГО В КРЕМЛЕ

Сегодня, друзья, у нас публикация поистине уникального материала. В свое время в сообществе был введен тэг "утраченное" - им помечаются материалы о тех зданиях, которые по тем или иным причинам не дошли до нас. Но в данном случае мне удалось раскопать сведения об интереснейшем проекте, который вообще не был реализован. Причем это было не какое-то безвестное здание, а один из самых известных памятников Москвы и России.

После пожара в сентябре 1812 года колокольня Ивана Великого в Кремле уцелела, но месяцем спустя ее взорвали отступавшие из Москвы французы. Сам столп устоял, хотя и был сильно поврежден, а вот звонница и Филаретова пристройка, возведенная в 1624-м году Баженом Огурцовым, были разрушены до основания. Сразу после освобождения Москвы началось восстановление разрушенного памятника, которое было поручено Экспедиции Кремлевского строения - архитектурной организации, созданной В. И. Баженовым для возведения Большого Кремлевского дворца, а после отмены его строительства ведавшей всеми работами в Кремле. В роли заказчика выступал московский митрополит Августин.

Задача облегчалась тем, что колокольню несколько раз обмеряли - в середине XVIII века под руководством архитектора Ухтомского в связи с ремонтом Ивана Великого, а также в 1807 году, когда московский губернский архитектор Селехов составил "опись с фасадом". В последнем случае работы велись Кремлевской Экспедицией под председательством коллежского советника Еготова. Он-то и стал в 1813 году автором проекта восстановление разрушенной звонницы. Согласно этому проекту, Ивана Великого предлагалось восстановить в точном соответствии с историческим обликом разрушенного сооружения, хотя и с некоторыми небольшими изменениями. Замысел Еготова носил ярко выраженный реставрационный характер.

Одновременно с проектом Еготова свой вариант восстановления звонницы выполнил Алексей Никитич Бакарев. Предложенная им трактовка архитектурного решения выглядела совершенно неожиданно: новый Иван Великий не только не имел ничего общего с утраченной постройкой, но и вообще отходил от следования древнерусским традициям, ориентируясь на образцы средневекового зодчества Западной Европы. По замыслу архитектора, облик звонницы должен был стать своего рода "архитектурным трофеем", увековечившим победу русского оружия. При этом проект был предельно эклектичным - приемы европейской готики (окна-"розы", стрельчатые арки) сочетались с классическими (треугольные фронтоны, дорические колоннады) и древнерусскими элементами (луковичная главка завершения). Стремясь усилить триумфальный характер сооружения, Бакарев ввел в композицию фасада герб Российской Империи со знаменами в окружении трубящих "Слав", многословные рельефы, воспевающие победу русских войск, круглую скульптуру.



Проекты Еготова и Бакарева были представлены в Синод, но не были утверждены. По высочайшему повелению исправление Ивана Великого поручили петербургскому архитектору, выходцу из Швейцарии Луиджи Руска. Он составил проект, который в целом был близок проекту Еготова - Руска также предлагал восстановить звонницу максимально близко к оригиналу. Однако, сами реставрационные работы по большей части выполнялись под руководством И. Д. Жилярди, так как Луиджи Руска был "занят довольно работами по Петербургу". А Алексею Никитичу Бакареву несколько лет спустя все же удалось применить на практике свою тягу к готическому стилю - в 1817 году он руководил завершением строительства Екатерининской церкви Вознесенского монастыря в Кремле.

По материалам журнала "Архитектура и строительство Москвы", №9/1989.
Smiley

СОКОЛЬНИЧЕСКАЯ ПОЛИЦЕЙСКАЯ ЧАСТЬ НА РУСАКОВСКОЙ УЛИЦЕ

Максимилиан Вильгельм Эдуард Геппенер родился в 1848 году в Германии. В 1865—69 г.г. учился на строительном отделении Политехникума в Карлсруэ. В 1870 г. участвовал в строительстве музея и библиотеки в Бадене, а после окончания строительства переехал в Россию, в Москву. Годом спустя Максим Карлович, как назвали его у нас, получил от Императорской академии художеств звание "неклассного художника архитектуры". За свою длительную карьеру он построил в Москве множество особняков, доходных домов и общественных зданий. На последнем поприще он преуспел более всего, в 1873—1914 г.г. являясь членом Строительного совета при Московской городской управе, а в 1885—1893 г.г. - главным архитектором коммунальных служб города.



Одним из самых заметных его проектов тех лет было здание Сокольнической полицейской части с пожарной каланчой, возведенное в 1884 году. Это было очень смелое архитектурное решение. За исключением величественного ансамбля Сущевской полицейской части, построенного прославленным русским архитектором Быковским в середине XIX века, здания других Частей, как правило, не представляли с каланчами единого архитектурного решения. Геппенер же стилизовал свою постройку под готический замок, используя как типичные приемы стиля, так и нестандартные решения. Элегантная круглая башня каланчи как бы вырастает из массивного четверика, украшенного декоративной баллюстрадой с готическими башенками по бокам, которые увенчаны бронзовыми пожарными касками, напоминающими рыцарские шлемы. Башня заканчивается фигурным шпилем, на котором вывешивались флаги, сигнализирующие о величине пожара. Композиция в целом получилась, с одной стороны, сдержанной, а с другой - очень выразительной. Традиционный русский промарх конца XIX века обрел в ней более утонченные, романтизированные формы. На мой взгляд, это здание - один из лучших памятников псевдоготики в Москве.



Collapse )

Местонахождение здания.
Smiley

ВАГОННЫЙ САРАЙ МИУССКОГО ТРАМВАЙНОГО ПАРКА

Во второй половине XIX века проблема общественного транспорта в Москве становилась все более острой. В начале 1870-х годов Московская Городская Дума рассмотрела целую серию проектов строительства железно-конных дорог в Москве. 28 апреля 1872 г. были проведены торги, по результатам проведения которых концессия была предоставлена графу А. С. Уварову. Но из-за извечных бюрократических препонов контракт Уварову удалось заключить только в сентябре 1873 г. Строительные работы по возведению Миусского парка конно-железных дорог начались весной 1874 г., подрядчиком выступил московский купец Иван Андреевич Бусурлин.



Так между Лесной улицей и Миусской площадью меньше чем за один год был возведен парк конно-железных дорог, который включил в себя:
вагонный сарай на 100 вагонов;
мастерскую для ремонта вагонов с кузницей;
конюшню на 114 лошадей;
казарму для служащих с магазинами на 1-м этаже:
склады для дров, сена и овса, а также для навоза;
полицейскую будку;
колодец.
Все здания и сооружения были обнесены забором с двумя широкими въездными воротами.
1 сентября в очень торжественной обстановке в присутствии московского генерал-губернатора князя В. А. Долгорукова первый в Москве Миусский трамвайный парк был открыт. В тот же день было открыто движение коночных вагонов по Петровской линии, проходящей от Иверской часовни до Петровского дворца.



Collapse )

Местонахождение здания.